Форумы мира Хаддан

Вернуться   Форумы мира Хаддан > Творчество > Литературное творчество
Хаддан FAQ Пользователи Поиск Сообщения за сегодня Все разделы прочитаны

Литературное творчество Литературное творчество: стихи, рассказы, легенды, сказки, истории о Хаддане и обо всем, что с ним может быть связано

Закрытая тема
 
Опции темы Поиск в этой теме
  #11  
Старый 05.11.2013, 02:46
Верховный инквизитор не в сети
Верховный Инквизитор
 
Регистрация: 14.01.2009
Сообщения: 225
Репутация: 11
Верховный инквизитор Простой пользователь
По умолчанию Номинант №10.




Зигфрид все мерил шагами кузницу. Уж полночь близилась, а в голову так ничего не приходило. На рассвете Вартанг явится принимать магистрские работы, а у него еще и конь не валялся.
Горн горел ровным пламенем, меха сиротливо лежали в углу, успев покрыться солидным слоем угольной пыли. Ресурсы, как всегда, тщательно рассортированы и разложены по ящикам. Зигфрид еще раз загляну в каждый, надеясь увидеть хоть какую-то подсказку. Он обязан сделать что-нибудь этакое, что поразит не только равнодушного Вартанга, но и самих Посланников Богов! Да, должен! Но уже третий месяц на исходе, а он так и не придумал тему магистрской работы. И если он ничего не предъявит, то будет остаток своей загубленной жизни копать уран. Ведь получается, что он всех обманул: взял деньги на научные исследования, но ничего не сделал, только закупил ресурсы и три месяца пил эли бодрости.
Но как же такое могло случиться? Почему в его светлую голову, полную всевозможных идей и технических решений до сих пор не пришла ни одна разумная мысль? Почему, как только он пытается сосредоточиться на работе, он думает о Гретхен – чаровнице-эльфийке.
В голове вертелась только незатейливая песенка: «O, du lieber Augustin, Augustin, Augustin…»* и всплывал образ милой сердцу Гретхен. Его нежная невеста эльфийка выбрала себе поистине неженскую профессию шахтера, сопряженную с невероятными рисками: то штольню завалит, то впотьмах проберутся шахтенные воришки-поберушки гномы и стянут мешочек с монетками, то вечно голодный толстый тролль ищет себе очередного шахтера на обед.
И тут Зигфрид вспомнил, как раненная Гретхен, с трудом проглотив ложечку куриного бульона, расплакалась: «Ну как же так? Перед тем, как углубиться, я все осмотрела, и потом, когда пробивала шурф киркой, поглядывала в зеркальце. Откуда оторвался этот валун? Его там каких-то полчаса не было».
«Эврика!» - выпалил Зигфрид. Да, это будет именно то, что я искал. Гретхен больше не придется смотреть в зеркальце, оно всегда будет при ней. Да! Зеркальце-зеркальце. Эх, «свет мой, зеркальце, скажи», как тебя выковать-то? Думаю, стоит отшлифовать какой-нибудь крупный драгоценный камень, чтобы сиял, словно солнце в ясный день, а потом из пластины редких металлов сделать заднюю стенку, тогда световой луч будет прекрасно отражаться. Это «зеркальце» всегда буде перед глазами. Оно и будет отражать все то, что находится сбоку и за шахтером, а собрать полную картинку поможет другое зеркальце, такое выпуклое, как медный таз у мамы. Как же он любил в детстве собирать в него всех солнечный зайчиков, разбегавшихся по кухне.
Кстати, зеркала можно повесить на медные крепления, сделать что-то наподобие обруча стойкости, чтобы можно было надеть на голову, а чтобы Гретхен было комфортно носить этот прибор, его не помешает обшить кожей и шкурой.
Зигфрид уже отчетливо представлял свое будущее изобретение, чтобы не терять времени даром, он угольком набросал эскиз прямо на полу кузницы. На рисунке все выглядело мило, оставалось решить несколько задач: чем, кроме шкуры, можно будет отшлифовать зеркала, и как выточить выпуклое зеркало?
И если с зеркальной формой все было более-менее ясно, подобную задачку он уже решал, когда ковал артефактные серьги одному миллионщику, достаточно применить хадданиевую основу с нужным углом изгиба, и зеркало будет готово. А со шлифовкой еще придется повозиться, шкуру надо смачивать в нескольких растворах трав.
Зигфрид потянул ящик стола, где-то там лежали его рукописи. Еще, будучи послушником, он старательно переписывал старинные рецепты из Библиотеки, одним из которых был «изготовление мифрельного кинжала». Да, там описывался «травяной сироп» из мухожеров, капустницы и гертаниума, благодаря которому лезвие кинжала было безупречно гладким. Точно, так и есть! Зигфрид, выхватив нужный листочек, рванул в алхимическую лабораторию. Нет, право, сегодня удача на его стороне – его названная сестричка Эмма еще варила эликсиры.
- Эмма, сестренка, ты должна мне помочь!
- Что случилось?
- Эмма, мне нужно сварить вот это. – Зигфрид протянул листок бумаги с рецептом.
- Mein Gott!** Ты где это взял?
- В Библиотеке, в старинных рецептах. Сможешь сварить? Только не спрашивай, зачем. Так надо.
- За час управлюсь, если здесь все верно написано.
- Спасибо, meine Kleine***, я тебе буду обязан.
Зигфрид, оставив рецепт сестренке, отправился в кузницу, ковать свой «Зрительный прибор», как он его назвал. На удивление работа спорилась, словно сами Посланники Богов благословили его на праведный труд. И камни подходящие отыскались с первого раза, и медные пластины изгибались от удара молота так, как надо, и от «травяного сиропа», изготовленного Эммой, зеркала заблестели, засияли.
Первые лучи рассветного солнца скользнули через окно, Зигфрид сразу заметил утренних гостей, хотя и вычищал остатки золы из горна, его Зрительный прибор позволял видеть всю кузницу сразу. «А ведь он будет полезен не только шахтерам», - подумал Зигфрид: «Ладно, этот я подарю Гретхен, как и обещал, а себе скую подобный, хотя нет, вот если еще сюда добавить механизм для очистки зеркала… но об этом я подумаю завтра, сейчас Вартанг придет, надо бы тут привести все в порядок».

____________________
*О, мой милый Августин, Августин, Августин…(нем).
**Мой бог! (нем).
*** моя малышка (нем).

Описание

Зрительный прибор – незаменимая вещь для любого работника. Созданный для безопасности шахтеров, - отслеживать изменения трещин в стенах проходов, вовремя замечать грабителей, он сослужил отличную службу и для остальных профессионалов: жнецы способы контролировать рой злобных насекомых и своевременно уходить от удара, при этом замечая место произрастания чудо-ягоды Анабики; лесничие успевают заметить табун, притаившийся за деревьями, и быстро отловить молодого зверя; алхимики могут контролировать варки элей, не отрываясь от процесса приготовления ингредиентов для следующей; кузнецы могут видеть степень нагрева металла.
Выполненный из двух регулируемых зеркал, подвешенных на легкий медный каркас, зрительный прибор прост в настройке и эксплуатации.

Последний раз редактировалось Верховный инквизитор, 11.11.2013 в 00:31.
  #12  
Старый 05.11.2013, 02:55
Верховный инквизитор не в сети
Верховный Инквизитор
 
Регистрация: 14.01.2009
Сообщения: 225
Репутация: 11
Верховный инквизитор Простой пользователь
По умолчанию Номинант №11.



Все нижеописанные события произошли около двухсот лет назад. Рассказ основан на мемуарах кузнеца-мастера Эльгора и нескольких писем девушки по имени Май. Не отрицаем, что имеет место художественное приукрашивание событий, кроме того, нельзя быть абсолютно уверенным в достоверности некоторых фактов.
В настоящее время это наиболее полное изложение драматических событий, приведших к знакомству жителей Старограда с чудесным изобретением гномьей мысли – зрительным прибором.
***
Монотонный голос лектора усыплял:
- О гномах известно чрезвычайно мало. Некоторые достопочтимые учёные считают, что они простые бандиты, прикрывающиеся именем древнего народа. Другие же утверждают – сиё есть злые духи шахт, материализация дурных помыслов работников. Третьи полностью уверенны, гномы – потомки того самого народа, который существовал в Хаддане до появления людей, орков и эльфов и ушедший под землю во время роста Старограда несколько веков назад.
Также можно встретить несколько аргументированных статей, где авторы пытаются доказать – подземного народа и вовсе не существует, а шахтёры их повстречавшие – просто хитрецы, которые нашли способ платить меньший налог своему клану…
Лектор продолжал читать о том, что кобольдов можно считать порождением гномов, и упоминал некие машины. Май убрала с лица серебристые волосы, заводя их за острые уши. Она держалась из последних сил, чтобы откровенно не начать зевать. Посещение лекций, проходящих в основном в библиотеке Башни магов, было обязательным пунктом обучения в клане. Зачем это нужно девушка не понимала – она считала, что знания о давно сгинувшем народе точно не помогут на поле битвы. Гораздо полезнее было бы сейчас потренироваться на заднем дворе резиденции клана в обращении с оружием…
Но правила есть правила. Вот только когда лектор стал объяснять, что гномы частенько похищают шахтёров с целью грабежа, выкупа или в качестве еды для своих «зверушек» Май уронила голову на парту и заснула.
***
- Мальчик, мальчик, почему ты плачешь?
Стоял жаркий июльский день. Речка ярко переливалась в солнечных лучах, недалёко начинающийся лес шумел своими сосновыми верхушками. Пахло хвоей и травой, которая была в рост двух детей на берегу.
Май стояла над плачущим мальчиком. На ней было легкое ситцевое платье, подаренное мамой. Громко-громко завели свою песню кузнечики.
Мальчик поднял зарёванное лицо и посмотрел на пришелицу сквозь странное устройство – в двух сцепленных между собой кругах красовались сложная система линз и зеркал. Да и сам паренек был странный, острые уши и тонкие черты лица вроде бы указывали, что это эльф. Но кожа была вовсе не голубой, а гораздо более темной.
- Почему ты плачешь? Разве ты не мальчик? Мальчики не должны плакать.
- Я… я… потерялся… – всхлипнул он. Было видно, как он старается сдержать подступающие вновь слёзы.
- Меня зовут Май! А тебя?
- Какое короткое имя. Ты, наверное, простолюдинка! Я не могу с тобой говорить.
Странный мальчик тут же получил оплеуху.
- Эй!
- Тоже мне, принц нашелся! Так как тебя зовут?
- Тукфрааргондрборд – ответил он, опасливо косясь на Май.
- Выдумщик! Буду звать тебя Тук! А что это у тебя на носу?
- А ты не знаешь? Глупая…
- Вовсе я не глупая, просто не видела такого никогда…
- Не видела? У нас это каждый второй носит.
- А что это?
- Зрительный прибор, он улучшает зрение. Всё-всё вижу.
- Правда-правда?
- Ага.
- А покажи мне.
- Мне папа не разрешает показывать. Но когда-нибудь, когда он не сможет узнать, я тебе их обязательно подарю.
***
- И как ты вечно умудряешься, – Эльгор, младший товарищ девушки, покачал головой, - нарваться на гнев командира. Чем ты ночью занимаешься? Спать надо!
Эльгор был учеником кланового кузнеца. Небольшого роста с вечно съезжающим шлемом, он выглядел довольно комично, когда поднимал худыми руками с длинными изящными пальцами огромный кузнечный молот. Впрочем, мастер говорил у юноши талант.
- Да дело не в недосыпе, просто история - это скукота! - засмеялась Май. Хотя если честно, сейчас она думала именно о своем сновидении… Было ощущение, что это не сон, а давно потерянное воспоминание…
Странно… что это был за мальчик такой…
Несмотря на то, что девушку отправили в воспитательных целях денёк поработать в шахте, настроение было преотличное – размяться с киркой в руках было просто наградой. Она почти мечтательно потянулась и стала напевать какой-то весёлый мотив.
- Странная ты… Знаешь, а ведь несколько гномских артефактов позволили кузнецам далеко продвинуться в технологиях создания доспехов и…
- Ой, вот только ты не начинай! Я понимаю, ты помешан на создании всяких безделушек в кузне, но мне эти карлики скоро сниться начнут!
Эльгор насупился, ничего не ответил.
***
Глубокая шахта… Удивительное место, где выходят жилы самых разнообразных руд, более нигде не встречающиеся одновременно. Май с удовольствием опускала кирку, ритмично отбивая некий такт, который вводил девушку в знакомое всем шахтёрам состояние полутранса. Доспехи были аккуратно сложены у стены и отсветы факелов играли на полуобнажённом стройном теле.
Май не заметила, как по стене пробежала лишняя тень…
Она вновь вспомнила того мальчика на берегу реки. После того дня они часто играли вместе. Кажется, даже играли в свадьбу... Почему-то от этого воспоминания щеки Май зардели, хотя она прекрасно понимала, что это всё детское, понарошку… Кирка стала быстрее опускаться на породу.
Только почему-то, однажды он не пришел.
Май ещё долго ходила к тому берегу, пока родители не переехали ближе к Старограду, но Тук так и не появился.
Укладывая очередной кусок железа в сумку, юная воительница смочила пересохшее горло элем бодрости и огляделась – она и не заметила, как успела углубиться в дальнюю штольню, в которой редко кто-то бывал. Лишь откуда-то слышался далёкий стук чужих кирок.
«Пора возвращаться» - подумала девушка.
Ещё одна тень пробежала по стене. Девушка остановилась и крепче перехватила кирку.
- Бу, - неожиданно сказал кто-то за спиной, и прежде чем Май успела повернуться, нечто тяжелое с силой опустилось на ее затылок.
***
Голова дико гудела. Гораздо неприятнее, чем после пятничных посиделок в таверне Старограда. Май с трудом разлепила глаза. Руки и ноги страшно затекли – они были туго привязаны к пруту решётки, не давая хоть немного сменить позу, от чего ужасно ныла спина.
- К Тёмному повелителю! Ты посмотри на эти доспехи? Да за весь комплект мы выручим всего-то тысячи полторы! – гремел чей-то бас позади
- Балгалдир, твои глаза совсем ослепли от походов на поверхность? Посмотри чьё клеймо на доспехе! – заговорил кто-то уверенно, видимо вожак.
- П-п-постой, а они н-н-не разнесут з-здесь всё? – прозвучал третий голос.
- Н-н-нет – передразнил вожак – знаю я этих, с поверхности. Им легче заплатить, чем притащить сюда свои задницы. Они слишком заняты дрязгами между собой.
- А она ничего… – от саркастических ноток в голосе Балгалдира Май содрогнулась.
- Не смей её трогать. Это плохо повлияет на переговоры с нашими «друзьями» с поверхности. Всё, двинули!
Клетка накренилась, а затем впереди возникла высокая широкоплечая фигура. И очень волосатая – длинные кудрявые патлы, кажется, никогда не расчёсывались. В них виднелись куски глины и каких-то опилок. Балгалдир с легкостью поднял клетку, словно паланкин, за два прута – сзади сделали тоже самое. Они побрели по низкому тёмному туннелю.
- Не понимаю, почему мы каждый раз должны таскать их в клетках. Пускай сами идут.
- Они и так оскверняют каждый день верхнюю шахту своими ногами. Пусть хоть здешние коридоры останутся в чистоте.
- С каких пор ты стал таким набожным? – проворчал Балгалдир довольно тихо.
***
Май даже не подозревала, что под шахтой могут быть целые лабиринты из бесконечных туннелей, заброшенных штолен, гротов и пещер. Следующий привал был сделан как раз в одной такой, огромной - своды терялись где-то на невероятной для замкнутого пространства высоте. Со сталактитов мерно капала вода в небольшое озеро в центре. Где-то в темноте гудел толи какой-то демон, толи ветер.
Вожак расстелил подстилку и теперь сидел в углу. Свет пламени костра отсвечивал в круглых стёклах зрительного прибора. Черты его лица были странно знакомыми, но прежде чем Май всё поняла, её отвлек разговор носильщиков:
- Мы, Сталитер, гномы, гордый народ. А века уже живём в этих вонючих пещерах.
- Н-не б-богохульствуй – испуганно покосился на вожака его собеседник. Худой и трясущийся гном был раза в два меньше, чем Балгалдир.
- Да разве боги бы допустили то, что с нами сотворили эти треклятые пришельцы? Нет, они давно уже отвернулись от нас. Осталось только Пламя великого горна, откуда мы пришли и куда уйдём.
- Гномы?! Да вы что издеваетесь? – сказала Май негромко. Сталитер подскочил, как ужаленный, Балгалдир презрительно посмотрел из-под густых бровей. Вожак же затянулся папиросой и не обратил на нового собеседника своих товарищей никакого внимания.
- А что, не нравимся?
- Я всегда думала что гномы, это выдумки. А если и есть, то это неразумные карлики, живущие под землёй. А вы здоровенные лбы!
- Ну, ты тоже не такая уродливая для эльфийки.
- Ах ты…
- Я рад, что вы обменялись любезностями, но нам пора в путь – прервал их вожак, вставая со своего места.
Он уже почти скрылся в тени, когда Май крикнула.
- Тук? Это ведь ты, правда? Тук?
Гном замер. Его спутники внимательно следили за ним. Затем он резко развернулся на каблуках и разъяренно заорал.
- Тук?! Какой ещё ТУК! Как смеешь ты, ничтожество, звать меня так? Меня, наследника подгорного трона, Тукфрааргондрборда?
- Тоже мне принц. Похищаешь простых шахтёров, словно самый последний разбойник.
- Не имею ни малейшего желания с тобой говорить, дитя света. Засуньте ей что-нибудь в рот, чтоб не шумела.
- С большим удовольствием, – усмехнулся Балгалдир.
***
Кто-то с силой тряханул Май за плечо. Она очнулась от беспокойного сна и увидела в темноте лицо Тука. Весь предыдущий день они шли, и, несмотря на то, что Май переносили в клетке, она дико устала от неудобного положения.
- Обещай не орать.
Она кивнула. Гном вытащил кляп.
- Кажется, ты не имел ни малейшего желания со мной говорить, господин наследник канализаций – разминая затёкшую челюсть проговорила пленница.
- Какие козни Тёмного повелителя занесли тебя сюда, а, Май? – пропустил мимо ушей замечание Тук. В его голосе слышалась тоска. Сердце девушки смягчилось.
- И что мы теперь будем делать? – тихо спросила она.
- Не знаю… Я не могу тебя отпустить, - он устало облокотился о клетку.
- Наш клан не ведёт переговоров с похитителями.
- Тогда, скорее всего, тебя скормят троллю.
- И ты это допустишь?
Тук отвернулся и сел на пол. Закрыл лицо руками. Недалеко виднелся силуэт небольшой горы – это спал Балгалдир. Его храп уносился далеко по туннелю, а затем возвращался эхом. Рядом валялась фигурка поменьше – Сталитер высунул голые волосатые ноги из-под плаща.
- Я не знаю, что мне делать…. Но допускать этого я не намерен – сказал Тук.
- Тогда может, в честь старой дружбы, ты хотя бы развяжешь мне руки? Я дико устала «кататься» в таком положении…
Молодой наследник с недоверием посмотрел на девушку.
- Обещаю обойтись без оплеух – улыбнулась Май.
Тук усмехнулся в ответ. И полез за пазуху. Неожиданно раздался дикий вой. Затем снова и снова.
***
Май привалилась к стенке. Её тошнило – видимо удар, которым её оглушили, дал о себе знать. Затёкшие ноги плохо передвигались.
Тукфрааргондрборд заливал в рот Сталитера какое-то зелье. Оно пенилось и шипело, но рана на животе маленького гнома не затягивалась и из неё продолжала хлестать кровь. Через некоторое время он пробормотал что-то нечленораздельно, похрипел и затих.
- Проклятье - пробормотал Балгалдир – это всё из-за этой суки. Горн тебя побери, зачем ты её вытащил из клетки? Она задерживает нас!
Тук посмотрел на девушку, которую рвало у стенки.
- Ты хочешь, что бы мы бросили нашу добычу?
- Добычу? Добычу?! Если бы не эта твоя добыча Сталитер был бы жив, щенок!
- Не забывай, с кем ты говоришь.
- Не забывай, с кем говоришь ТЫ. Я с твоим отцом сражался ещё против хмаранейцев! И я не намерен подыхать из-за твоей глупости! Пока кобольды будут её жрать мы успеем добраться до поста.
- Если я прикажу, жрать будут тебя. И ты не ослушаешься. Такова субординация. А теперь, двигаем, нам нельзя больше задерживаться здесь.
Несколько часов они шли по низким коридором. Шли медленно, аккуратно выбирая следующий поворот. Иногда слышалось шуршание лап, но их всё не нагоняли. Тук несколько раз просил остановиться – с помощью своих странных очков он видел, что за углом скрывается какая-то опасность.
После долгих блужданий они вышли в небольшой зал. На потрескавшихся стенах можно было разглядеть остатки диковинного барельефа, изображающего древних гномов и каких-то людей, возвышающихся над горами. На одном из рисунков различалось изображение дракона.
Именно здесь троицу и настигли кобольды. Около двух десятков солдат и воинов, несколько мелких сошек. Балгалдир с диким рёвом кинулся на ближайшего тварь, похожую на крысу, и перерубил её пополам своей секирой. Та же судьба постигла череп другого кобольда, однако хлюпнув, лезвие не захотело выниматься из трупа. Чем тут же воспользовался другой солдат, сомкнув челюсть на руке старого гнома и занеся топор. Однако тут же получил лезвием кинжала в глаза.
В другом конце зала слышался лязг метала о метал. Словно вихрь Тук орудовал двумя тёмными кинжалами. Их удары заставляли падать всё новых и новых врагов.
Май сидела у стены, и сознание норовило покинуть её.
Вдруг раздался крик Тука:
- Балгалдир!
Май раскрыла слипающиеся глаза и увидела, что в зале осталось всего несколько кобольдов. И один из них опустил на шею Балгалдира топор.
***
- Ну же, приходи в себя, Май! – лицо Тука было залито кровью. Эльфийка поняла вдруг: его внешность сильно изменилась, да и вокруг стало все иначе... Ах! Исчез этот странный зрительный прибор. Теперь он был на носу у неё.
Окружающее налилось какой-то нереальной чёткостью, каждая тень была видна, каждое её движение.
- Так, молодец, молодец, пришла в себя, – сказал гном и облегченно улыбнулся. – Теперь слушай меня внимательно. Один из этих коридоров ведёт в Лабиринт древних руин. Тебе нужно идти туда. Да, это опасно, но это единственный шанс тебе выбраться отсюда. Я же отвлеку наших преследователей на себя. Эй, не смотри на меня так, не собираюсь я ради какой-то девчонки жертвовать своей жизнью! Просто я смогу добраться отсюда до нашего поста, а там уж мы точно отобьёмся. Я… Я не смогу тебя защитить, если мы останемся на месте.
Он коснулся лица Май. Затем поправил зрительный прибор.
- Вот я и сделал тебе обещанный подарок, – ухмыльнулся он.
- Скажи, а почему ты больше не приходил туда, на наше место?
- Его величество… Мой отец, сказал… Что в следующий раз я смогу увидеть тебя только если захочу убить. Кажется, я непослушный ребёнок…
Они немного помолчали. А затем губ Май коснулись его.
***
Май плохо помнила, что произошло дальше. Несколько часов она шла по Лабиринту, пока не нашла фонтан жизни. Стало значительно лучше, когда живительная влага изгнала туман из головы, а растёртые верёвками ноги и руки зажили. Пропала ломота в теле и тошнота. Однако… Усталость никуда не делась и вскоре Май заснула прямо у источника.
Очнулась она уже в лазарете клановой резиденции в Старограде. Долго не могла понять, где она находится, пока не увидела Эльгора, перелистывающего очередной каталог доспехов.
- Доброе утро, соня. Три дня спишь – сказал он с улыбкой.
- Привет… - тихо прошептала Май.
Солнце щедро заливало комнату и делало воспоминание о пещерах ещё больше похожим на сон.
- Ох, переволновались мы за тебя! Тебя три экспедиции искало. Эти подонки гномы!
- Гномы… А их нашли?
- Мы бы обязательно выпотрошили этих ублюдков, но, кажется Братья продумали наш мир до мелочей, а потому воздаяние настигло без нашей помощи. Мы наши лишь гномский труп.
- А… а как он выглядел? – спросила Май, чувствуя, как всё в ней похолодело.
- Ну как…. Плохо выглядел, его хорошенько обглодали кобольды.
«Нет, они точно нашли Балгалдира, иначе… иначе было бы два трупа… да…» - пыталась успокоить себя Май.
- Кстати, занятную штучку ты на нос нацепила. Извини, я не удержался и взял её чтобы изучить – это просто верх гномьих технологий! Никогда бы не подумал, что можно создать настолько сложную систему линз… Кажется, я смогу сделать копию, хотя она не будет столь эффективна… Это просто потрясающая вещь! Такое ощущение, будто видишь затылком. Отличный трофей, подруга!
- Это… подарок.

***
Описание:

Патент на изобретение зрительного прибора принадлежит Эльгору, знаменитому мастеру кузнецу. Однако, согласно его мемуарам, истинными изобретателями являются гномы. Наследник подгорного трона вручил оптико-механические очки девушке по имени Май, которая была в одном клане с Эльгором. Но многие историки отвергают эту версию, говоря, что природная жадность гномов делает подобный сценарий невозможным.
Зрительный прибор состоят из прочной медной негнущейся оправы. Каждая половинка очков представляет собой шедевр инженерной мысли и оптики, невероятно улучшая зрение носящего. Даже в кромешной темноте или в тени деревьев можно различить любое постороннее движение.
Это, безусловно, помогает в работе, заставляя замечать любые полезные мелочи.

Последний раз редактировалось Верховный инквизитор, 11.11.2013 в 03:22.
  #13  
Старый 06.11.2013, 20:27
Верховный инквизитор не в сети
Верховный Инквизитор
 
Регистрация: 14.01.2009
Сообщения: 225
Репутация: 11
Верховный инквизитор Простой пользователь
По умолчанию Номинант №12.



Описание:
Кольчужная рубашка – с виду очень красивый атрибут одежды воинов, но в тоже самое время он оберегает их и придает дополнительную силу. Хотя мало кто об этом призадумывается ;однако, рубашка- это часть воина, его второй глаз. Она всегда при нем ; она защищает его от тяжелых ранений, придает своему владельцу уверенность в себе (выносливость и хп), мощь (силу) а также 2 шанс на то, чтобы ее обладатель выжил(ловкость и интуитивность).
Красота и великолепие рубашки- один и секретов того , почему рыцари бывают частенько сердцеедами.

История создания предмета…

Эта история уходит глубоко в древние века….Она передавалась из уст в уста-от деда к отцу, а с отца уже к сыну…Однажды, когда Илайс , сын Друсса, рылся в вещах своего отца, он нашел там очень интересную вид кольчужную рубашку, которой до этого даже ни разу не видел. Она ему что- то напомнила, но он не понял, что именно..
Взяв эту диковинку в руки ,он понял ,что поднял его с усилием, хотя она с виду не казалась слишком тяжелой. Удивило то, как искусно оно было сделано, а также то, что, хотя оно было холодным, но он понял , что сделано оно как не из стали , и даже залежавшись в сундуке очень много времени, не заржавело…Отцу своему он в этот день так ничего не сказал об странной находке.. Прошли дни, недели а заговорить он так и не решался..
Наконец, в один из сумрачных дней, к ним в гости заходит дедушка ,пока отец Илайса ,могучий воин Друсс, уходит на переговоры…На ночь дедушка обещает рассказать сказку и вот пришло то долгожданное время для мальчика…Илайсу всегда бывало весело с дедушкой и он забыв о находке просит рассказать ему о его маме, которую он никогда так и не видел...И дедушка начинает свой рассказ:
Давным –давно, в одном из сражений у реки Аласаей твой отец бился за империю Аскетинцев. Рещающий бой должен должен быть в назначенном месте…Твой отец был не только великим воином-рубакой , но и хорошим полководцем вот, и поэтому вместо кровопролития он предложил своим врагам сдаться или провести бой один на один. Хотя у твоего отца был секрет..В раннюю пору своего молодого времени он рассчитывал лишь на силу и всегда благодаря ее побеждал..В одной из великих битв шедших за справедливость , после которой ему было дано прозвище Великий, Боги спустились с небес и преподнесли дар ,сказав при этом следующее «Наш подарок даст тебе долгую жизнь и такое же долгое чувство вины» . Но , как все молодые и энергичные люди ,твой папа на вторую часть слов не обратил внимания…Этот дар был Кольчужной Рубашкой…Летописцы же описывали его так: «Дар Богов сияет светло, дарит силу и тепло, но его изъян навеки рушит самую лучшую судьбу…» Множество боев провел твой отец в этой рубашке, побеждая самых лучших воинов со всех стран… Но от войн в свое время его удалила твоя мать. Она была неописуемой красавицей , что лишь успокаивала пыл твоего отца. Хотя эти двое были такие разные для всех, но друг для друга оставались идеальной парой.
Илайс тихо улыбнулся , ведь он никогда не слышал такой прекрасной истории но почувствовал какую-то отдаленную грусть в этом повествовании. Отец никогда не рассказывал сыну о матери и уходил к себе в комнату. А когда Илайс смотрел через щель , то видел , как отец напивается вином. Раздумья мальчика были прерваны, когда дедушка погладил его по голове и продолжил свой рассказ более грустным голосом:
«И вот состоялась пышная свадьба твоего отца и матери…Звали ее Иссаей , что означало «неповторимая». Спустя месяц отцу твоему прислали новость , что его жена ждет ребенка и он оставив все решил вернуться домой. В течении 8 месяцев Друсс был с женой был особо нежен и добр со всеми (обычно этот человек бывал суровым, но справедливым. Как говорят его друзья, они думали ,что потеряли великого воина и приобрели семьянина).В течении этих 8 месяцев по рекомендации Друсса твоя мама одевала эту необычную рубашка , которая на ней преображалась, с становясь как шелк и ,приняв форму ее тела , оберегала ,придавая силы вынашивать тебя мой маленький друг, …Тогда давние враги твоего отца, узнав ,что он отошёл от войн и стал семейным и спокойным человеком, подсылали к ним убийц…Одним прекрасным утром приходит гончий от имени императора и зовет Друсса во дворец.Он решает послать его прочь , но жена успокаивает и говорит, что лучше пусть он сходит, так как назревала война и он ,проведя лишь один бой, сможет спасти людские жизни и отдает ему кольчужную рубашку…Проходит несколько дней, назначается поединок и твой отец побеждает сына вождя своих врагов одного из лучшего воинов по кличке Шайитан..А за день до этого события ты появляешься на свет, такой маленький и беззащитный»….Дедушка ,обняв внучка ,сквозь слезы продолжает свой рассказ: «После боя во время пира приходит гончий и в зале сообщает , что у Великого Друсса родился сын…И пир продолжается с удвоенной силой…Но , как гласит поговорка,: «Враги не дремлют»…
К вам с мамой посылают убийц и ,она ценой своей жизни спасает твою еще не окрепшую жизнь…Спустя день возвращается твой отец, и ,узнав о случившемся входит в бешенство. Днем объявляется война , названая летописцами бойней, на которой твой отец успокоился лишь тогда, когда лично убил вождя , отомстив за твою мать…После этого дня его ни разу не видели в этой кольчужной рубашке, и как предсказали Боги, он до сих пор винит себя в случившемся. И так будет с каждым , кто оденет кольчужную рубашку..
Илайс после рассказа долго не мог уснуть,но уснув он увидел сон, в котором отец учит его обращаться с копьем ,и видит себя в гуще боя ,облеченным в эту волшебную кольчужной рубашку, сея вокруг смерть среди врагов…Но ЭТО уже другая ИСТОРИЯ…..
  #14  
Старый 11.11.2013, 01:49
Верховный инквизитор не в сети
Верховный Инквизитор
 
Регистрация: 14.01.2009
Сообщения: 225
Репутация: 11
Верховный инквизитор Простой пользователь
По умолчанию Номинант №13.



Легенда:
Это уникальное оружие принадлежит одному из старейших обитателей Хаддана, Полутрупу. Полумертвый служитель Арены Старограда является чуть ли не единственным разумным представителем класса нежити в нашем игровом мире. По крайней мере, он способен не только бездумно размахивать своим оружием, увидев на Арене очередного новичка, но и поддержать вполне осмысленную беседу. Правда, рано или поздно, зомби переводит любой разговор на единственную интересную ему тему – о своей прошлой жизни. В память о ней у Анореда – так когда-то звали ныне полуживого воина – остался лишь золотой медальон с портретом прекрасной эльфийки внутри. Имя красавицы Полутруп, к сожалению, не помнит, как и любые другие факты из своего прошлого. Долгое время даже история смерти Анореда оставалась для окружающих тайной, пока во время одной из тренировок, он не разговорился с очередным соперником. Имя того бойца сейчас уже никто и не вспомнит. Им мог быть любой из путешественников между мирами, по воле судьбы оказавшийся в Хаддане и застрявший здесь на неопределенный срок. Назовем его просто Воин. Или воительница. В принципе, это неважно, ведь эта история – не о нем, а о Полутрупе, навеки обреченном стоять на Арене, развлекая боями обитателей Хаддана. А ведь когда-то Аноред и сам был таким же, беспечным и удалым искателем приключений, попавшим однажды в Хаддан через Врата Гостеприимства. Погубила зомби его страсть к игре в кости. Однажды он проиграл довольно крупную сумму денег Опытному Бойцу – жестокому орку, не привыкшему прощать своих должников. Смерть Анореда должна была стать уроком для всех, кто также оказался в должниках у Опытного Бойца, а золотой медальон Анореда орк собирался забрать в качестве уплаты долга. Но сам он не желал «пачкать руки» и нанял для убийства своего соплеменника, Охранника из Королевского Бара. Тот свое дело знал хорошо, и «работу» выполнил чисто и в срок. Вот только куда он денет тело, вышибала продумать заранее не удосужился. Поэтому заметать за ним следы, чтобы недальновидный убийца не попал на скамью подсудимых, пришлось еще одному орку – Урзусу. С помощью древнего заклятия Верховный шаман орков Старограда попытался исправить содеянное Охранником. Но орочья магия оказалась неспособна вернуть Анореда к полноценной жизни. Все, чего удалось добиться Урзусу – это обречь бедолагу на вечное существование в качестве полуживого зомби, ничего не помнящего о своей прошлой жизни. Последнее оркам было даже на руку, а Полутрупа они, недолго думая, отвели на Арену. Все это наш безымянный Воин узнал, расспросив одного за другим обитателей Старограда, когда Полутруп заговорил с ним после боя и попросил узнать его прежнее имя. Чего Воин так и не узнал в этой истории, так это того, что Начальник Стражи сперва не желал принимать на службу Полутрупа. Но его мнение оказалось не в счет, когда Анореда увидел один из Посланников Богов. Творец Хаддана был буквально очарован зомби, ведь в те времена в нашем волшебном мире нежити было не так уж и много, а Аноред к тому же сохранил скудные остатки разума. Так, по воле Посланников Богов, Полутруп не только остался служить на Арене, но и получил уникальное оружие и экипировку, соответствующие его новой сущности. По просьбе Творцов, дубинку для зомби создал сам Дух Наставника, украсив ее завалявшимся в его сундуках черепом дварфа – представителя вымершей расы горных гномов, обитавших в Хаддане еще до пришествия Творцов. А взамен отобранного Опытным Бойцом золотого медальона Аноред получил от Посланников Богов другое, более полезное на Арене ожерелье – Кулон Темных Переделов. Но тайна его прошлого и по сей день не дает Полутрупу покоя. И каждого нового обитателя мира Хаддан, который кажется ему достойным соперником, полуживой воин всякий раз просит об одном и том же – узнать хоть что-то о его прежней жизни.

Описание:

Это оружие было создано специально для Полутрупа всемогущим Духом Наставника по просьбе Посланников Богов. Зомби плохо обучаются новым приемам, полагаясь во время боя, в основном, на мышечную память. И, так как о прошлом Полутрупа мало что известно, Дух Наставника решил перестраховаться, заколдовав Череп Дварфа таким образом, чтобы Полутруп мог использовать его не только как дубину, но и наносить этим оружием колющие удары.
Закрытая тема


Опции темы Поиск в этой теме
Поиск в этой теме:

Расширенный поиск

Ваши права в разделе
Вы не можете создавать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете прикреплять файлы
Вы не можете редактировать сообщения

BB-коды Вкл.
Смайлы Вкл.
[IMG] код Вкл.
HTML код Выкл.


Часовой пояс GMT +4, время: 04:50.

Page generated in 0.0376 seconds (55.43% PHP - 44.57% MySQL) with 9 queries

Powered by vBulletin Version 3.5.4
Copyright ©2000 - 2023, Jelsoft Enterprises Ltd. Адаптация Архивариус & dukei
Rambler's Top100 Лучшие AD&D и RPG ресурсы Рунета