Форумы мира Хаддан

Вернуться   Форумы мира Хаддан > Творчество > Лучшие работы > Легенды > Амулеты Мира
Хаддан FAQ Пользователи Поиск Сообщения за сегодня Все разделы прочитаны

Амулеты Мира Сага об Амулетах Мира

Ответ
 
Опции темы Поиск в этой теме
  #1  
Старый 23.04.2009, 18:31
Аватар для DarkFlame DarkFlame не в сети
Магистр
 
Регистрация: 29.08.2005
Сообщения: 8,117
Репутация: 219
DarkFlame Его начинают уважатьDarkFlame Его начинают уважатьDarkFlame Его начинают уважать
По умолчанию Легенда о Рубиновом и Опаловом Амулетах Мира (глава шестая)

Есть в этом мире три небесные тропы. Одна ведёт на Восход, вторая на Закат… А третья уводит далеко вверх, туда, где покоится в бесконечном океане безбрежно синего эфира, покачиваясь, воздушный замок Алатианцев. Небесная тропа коварна и небезопасна.

Грозный сторожевой пёс Хехль, чёрный вихрь, готов налететь и убить любого, кто покушается на запретные земли. Это – царство элементалей воздуха, небесных крылатых созданий, которые ушли из порочного мира задолго до эпохи падения. Они забрали своих детей, забрали самое ценное, что у них было, и бросили город в небесах.

В древних сказаниях остались записи о могучих крылатых созданиях, похожих на человека с вытянутой вперёд грудной клеткой, странными, непропорционально большими глазами и прекрасными белоснежными крыльями. Те создания, что сейчас населяют Хаддан, почти на метр ниже Алатианцев.

Но это всё только легенды, будоражащие воображение праздных созданий. Небесные тропы давно утеряны… Однако возможно когда-нибудь найдётся смельчак, что бросит вызов могучему Хехлю.

Среди награбленных вещей нашлась странная карта и два металлических стержня чуть длиннее плеча. Карта выпала из секретного кармана торбы, стержни были привязаны к ней с двух сторон, словно лангет к сломанной ноге.

Пуленепробиваемый медленно и аккуратно развернул карту, подталкивая краешек лезвием кинжала. Ограбленный старик был одет в серую тогу, так что не исключено, что он был магом. А кто знает, какие опасности могут таить старинные свитки, что они с собой носят.

Но свиток развернулся безо всяких последствий, это оказалась лишь старая, ветхая карта. Бумага пожелтела, кое-где даже начала рассыпаться. Пуленепробиваемый долго разглядывал непонятные, накладывающиеся друг на друга линии. Получалось какое-то безумие: некоторые линии вполне чётко складывались в земли окрестностей Старограда, а те, что были сверху, казались совершенно абстрактными, будто ребёнок картографа бездумно мазал кисточкой, радуясь искривлению узора и необычным пересечениям.

Пожав плечами, воин отодвинул карту в сторону и взял в руки металлические стержни. Гладкая серебристая поверхность отражала как зеркало. И, несмотря на кажущуюся тяжесть, стержни были очень лёгкими. На поверхности не было изъянов: ни выбоинок, ни вмятин, не было и шва. Казалось, будто внутри налита какая-то жидкость, потому как центр тяжести постоянно смещался.

Постучав палочками друг о друга, Пуленепробиваемый отложил их в сторону и прилёг на землю. Ночь была в самом разгаре, костёр, словно маяк во мгле, пылал оранжевым пламенем, а потому небо казалось не таким тёмным.

Лес полнился звуками: копошились мелкие зверьки в подлеске, ворочались древни, ворчали скрипни… Неслышно крались хищники, за много метров обходя место остановки человека, опасаясь горячей красной смерти. Шелестела листва, ранняя осень гнала с севера холодные ветра, сдувающие с деревьев листья, которые, кружась хороводами, опадали, смешиваясь с прошлогодним подлеском.

Воин начал дремать, вслушиваясь в какофонию ночного леса. Внезапно, порывы ветра оторвали его от земли и понесли ввысь! В небо, всё дальше отдаляя от Старограда. Костёр, спасительным маяком, ещё несколько секунд был виден, но потом его скрыла чернота ночи. Пуленепробиваемый сопротивлялся, отбивался, но шаловливые духи ветра не обращали никакого внимания на ужимки своего пленника.

Небо раскрылось ярким, синим цветком, стоило им только покинуть зону облаков. Здесь, в царстве вечного дня, пылал огнями факелов небесный замок. Тяжёлые стены, крепостные ворота, высокие смотровые башни… было тут всё, о чём мечтают люди. Духи ветра засмеялись, увидев удивление на лице воина. Они несколько секунд держали его за руки, а потом резко отпустили.

Ветер нещадно свистел в ушах, бил по лицу, глаза слезились. Полёт в бездну продолжался вечно. Земля врезалась в спину острым корнем. Пуленепробиваемый резко сел, подталкиваемый странным видением. Неистово холодный ветер шумел, лишь сильнее раздувая пламя костра, который съел практически все дрова.

Карта лежала около самого пламени, она светилась изнутри, а металлические стержни лежали прямо на ней, не давая ветру подхватить старую бумагу.

Воин наклонился, подобрал странные вещи и стал внимательнее разглядывать чернильные завитки. Теперь всё становилось чуть яснее. Погрузившись в раздумье, он взял по стержню в каждую руку и стал стучать ими по карте, как в барабан. Внезапно, когда оба металлических конца одновременно коснулись поверхности, карта вспыхнула белым огнём.

Холодное пламя опалило разбойнику лицо, но попытался отпрянуть, но обнаружил, что руки приросли к стержням, а те, в свою очередь, приплавились к карте. Белое пламя вихрем взвилось к небу, освещая все деревья вокруг себя. Потом осмотрелось по сторонам, чуть ослабило свой пыл и сложилось в удивительную объёмную картинку.

Карта осталась картой. Только к ней прибавилось еще одно измерение. Можно было рассмотреть несколько уровней, странные лазы между ними и плывущие светлые пятна прямо над вторым уровнем. От земли вверх вело три тропы, они лепестками расходились в разные стороны – одна на запад, другая на восток, а третья делала невероятные кульбиты, извиваясь, стремилась вверх, пронизывая все остальные уровни.

Там, далеко вверху, и находился странный дворец, что видел Пуленепробиваемый в пелене морока. Тропа, что вела к нему, постоянно извивалась, отклоняясь, то в одну, то в другую сторону, она делала мертвые петли и невероятные узлы, словно пыталась порвать сама себя. Что-то волшебное было в этом замке… что-то необъяснимое манило…

Решено. Как только мысль мелькнула в голове, руки сами разжали металлические стержни, и белое пламя с гулом всосалось в ветхий пергамент. Пуленепробиваемый собрал свои пожитки, нашёл старый дуб, который уже много лет использовал как хранилище и спрятал там всё награбленное за день. Сунул за пояс карту, металлические стержни положил за пазуху, проверил крепления алебарды и, выдохнув, двинулся в сторону, где из земли били потоки ветра…

Идти пришлось достаточно долго. Ночь сменилась утром, солнечный диск медленно переполз через полдень и уже стал клониться к закату, когда перед взором воина предстала необъятная долина. Точь-в-точь, как было указано на карте… Она начиналась внезапно – словно по земле провели ножом – кончалась возвышенность, земля делала невысокий отвесный прыжок вниз и выстилалась равниной.

Через несколько километров показался столп воздуха, он бил из метрового отверстия в земле. Отвесные стены тоннеля уходили далеко вниз и терялись во тьме. За многие года воздушные тропы сточили камень, сделав его идеально гладким. Пуленепробиваемый стоял на краю пропасти, внимательно всматриваясь в небо.

Согласно карте, отсюда начинались легендарные тропы, по которым можно было попасть в тайные земли, за несметными богатствами. Откуда взялась данная мысль, воин не мог понять… Она просто появилась в голове, словно её туда кто-то вколотил, и теперь не давала покоя, не позволяя игнорировать своё присутствие.

Мотнув головой, убирая с лица свалившиеся волосы, Пуленепробиваемый медленно двинулся вперёд. Могучие потоки воздуха подхватили путника и закружили, легко подняв над землёй. Всё повторялось, словно во сне – его уносило вверх, только теперь никто не держал, никто противно не хихикал над самым ухом.

Через несколько минут воин обрёл равновесие и научился управлять движением воздушного потока. Оказалось, всё было достаточно просто, он мог с лёгкостью совершить кувырок, оставаясь внутри воздушной струи, он мог увеличить скорость, а мог замедлиться, ничто не препятствовало его движениям.

Он видел земли Старограда: засеянные поля, крестьян; леса, в которых охотились егеря и лесники. Но вскоре всё смешалось, слилось, земля разделилась на множество пятен непонятной формы, в которых лишь по цвету угадывалось их назначение. Облака приблизились, воин прошёл через мягкую перину воздушных потоков и врезался в фиолетово-синее небо над облаками.

Стало прохладно. Здесь очень отчётливо чувствовалось влияние бокового ветра, который стремился сбить путника с курса. Стало ясно, почему тропа в этом месте делала столько узлов и кульбитов, её рвал на части боковой ветер!

Внезапно раздался грозный рык. Он был похож на гром, а тело словно пронзило молнией. Вспышка боли разорвала сознание на части, но через секунду оно собралось обратно. На бедре разрастался синеватый цветок, не видимый под доспехом, но Пуленепробиваемый готов был вскричать от невероятной боли.

«Проклятье, Хехль оказался не легендой! И почему он не пошёл вслед за своими хозяевами?» - пронеслась в голове чужая мысль. Воин не имел представления, кому она принадлежала, и что имелось в виду. Он лишь достал свою алебарду и приготовился защищаться.

Вторая вспышка боли показалась слабее первой, и всё же заставила невольно застонать. На этот раз нечто рассекло бровь, и кровь обильно полилась на лицо. Разбойник крутанулся, разворачиваясь, он пытался понять, как атакует создание и откуда будет нанесён следующий удар.

Едва заметная дымка с чудовищной скоростью устремилась в его сторону. Создание невозможно было рассмотреть, так стремительно оно было. Пуленепробиваемый успел лишь слегка податься в сторону, уклоняясь от удара, но существо задело плечо. Удар чудовищной силы закрутил воина в воздухе, раскрошив наплечник. Металл буквально рассыпался, обнажая стремительно чернеющую плоть.

Пуленепробиваемый попытался успокоиться. Сердце замедлило свой бой, дыханье практически остановилось. Всё небо вокруг покраснело, открывая взору чудовищное животное, похожее на собаку, только с восьмью ногами и пышущей жаром пастью. У него были длинные клыки и массивные когти на каждой ноге.

Существо яростно выдыхало потоки раскалённого воздуха, готовясь снова нанести удар. Когти впились в ткань мира, вырывая из него клочья синевы, спина выгнулась в прыжке. Ещё секунда и оно вонзило бы свои клыки в горло воина. Но на этот раз фортуна не подвела. Алебарда вылетела вперёд, за секунду до прыжка, она рассекла воздух прямо перед мордой животного, перерубив сразу два страшных клыка. Рукоять угодила прямо в худой живот, отбросив создание назад.

Ярость только сильнее разгорелась в чёрных глазах создания. Оно не стало делать паузы между ударами, и, едва обрело равновесие, снова кинулось в атаку. Только провидение спасло воина от верной смерти. Древко алебарды было выполнено из железного дерева, и только потому не сломалось, когда призрачные челюсти твари сомкнулись на нём, клацнув в нескольких миллиметрах от лица воина.

Горячая слюна обжигала лицо, попадала в глаза, стекала по броне, оставляя противные зеленоватые следы. Тварь била лапами в стальные пластины нагрудника и поножей, оставляя неглубокие вмятины. Куда больше Пуленепробиваемого волновали острые когти, которые, к счастью, пока без вреда скользили по доспеху.

Существо перестало брыкаться, упёрлось лапами в ткань мира и стало толкать, выбрасывая воина из воздушного потока, пытаясь скинуть с тропы. Мысль о заткнутом за пояс кинжале пришла неожиданно. Он выхватил короткий кортик и вонзил созданию прямо в шею. В воздух вырвался поток горячего воздуха, словно кто-то открыл горнило. Хехль остановил свой неистовый напор, разжал челюсти, оставив на древке следы огромных зубов.

Скуля, яростный страж повернулся и припустил прочь, роняя потоки раскалённого ветра.

Пуленепробиваемый перевёл дыханье. Всё тело болело, мышцы стонали от перенапряжения, голова пылала, лицо горело. Левый глаз закрыла корка запекшейся крови, что вытекла из рассечённой брови. Рану на брови прижгла раскалённая слюна Хехля, так что кровь больше не шла. Воин вынул из кармана на ремне кусок ветоши и, смочив водой из фляги, отёр покрытое ожогами лицо.

Вода принесла небольшое облегчение, а когда он закончил и обернулся, пытаясь понять, где же он, оказалось, что до цели путешествия было рукой подать. В прямом смысле. Тропа вынесла его прямо к распахнутым вратам замка, который пылал огнями факелов изнутри.

Он вышел из потока и встал на каменные ступени. Замок внушал уважение к древним зодчим. С его высоких, расставленных по периметру дозорных башен было видно всё, что творилось на многие сотни километров вокруг. Каждый участок стены был возведен с особым старанием и исписан непонятными письменами. А над открытыми вратами возвышалась статуя Алатианца.

Это была женщина с неприятным лицом и очень большими глазами. Её грудь сильно выдавалась вперёд, словно киль у корабля, зато за спиной красовались великолепные раскидистые крылья, огромные, больше самой Алатианки. Женщина была одета в просторную робу, спадающую складками, собирающимися у ног.

Пуленепробиваемый посмотрел назад, там, где в вечно синем океане неба купался ярко-бардовый диск солнца. Земли не было видно, только воздушная волна выделялась на фоне неба своими странными завихрениями. Красота, да и только.

Воин повернулся и вошёл в замок. На каменных мостовых лежал плотный слой пыли, который говорил о давнем запустении этого места. В некоторых тупиковых улицах пыль собиралась в сугробы, или даже в целые барханы, что периодически преграждали путь. Ветер внутри замка дул слабо, но его хватало, чтобы поднимать пылинки от земли и бросать их в лицо пришельца, заставляя залиться густым кашлем.

В надежде найти сокровища, Пуленепробиваемый заглядывал в пустые дома, но везде находил одно и то же – пыль. Возможно, когда-то тут была мебель, но она истлела, оставив после себя прах. В пустых проёмах не было и намёка на дверные косяки, или оконные рамы… пустота, некрополь на высоте сотен километров над землёй.

Он шёл уже довольно долго. Солнце тут не двигалось по небосклону, потому день длился вечно. Наконец, перед ним возникло здание со странным куполом на вершине. Оно было сделано из иного камня, чем все остальные строения, и выглядело новее. В квадратных проёмах виднелось стекло, а изнутри все отверстия были плотно заколочены досками.

Пуленепробиваемый обошёл здание кругом, пытаясь найти вход, но такового не оказалось. Пришлось импровизировать. Из походного мешка он достал верёвку, привязал её к алебарде, раскрутил и бросил в одно из окон. Лезвие разбило стекло и вонзилось в деревянную доску за ним. Оружие надёжно застряло, а потому, подёргав верёвку, воин начал взбираться по отвесной стене здания.

Поравнявшись с окном, он с лёгкостью выбил ветхие деревянные доски и залез внутрь. Внутри здание было цилиндрической формы. Стены оказались обвешаны гобеленами с изображением крылатых воинов в доспехах, сражающихся со странными аморфными существами. Пол оказался недалеко, и разбойник просто спрыгнул вниз. Но равновесие удержать не получилось – помешала рана в бедре, оставленная Хехлем.

Когда он открыл глаза, всё вокруг изменилось. Он сидел на лавке посреди полной людей улицы. Это были крылатые существа, одетые в полные боевые комплекты. Они держали оружие и стояли ровными шеренгами. Пуленепробиваемый отметил, что вокруг стало как-то темно…

Внезапно земля содрогнулась, с подоконника упал горшок с цветком и разбился в нескольких метрах от него. Алатианцы переглянулись и стали что-то оживлённо обсуждать. А потом все как один взмыли вверх над площадью, отчаянно крича и показывая в сторону ворот.

На город шла чёрная стена аморфных существ. Они кривлялись и кричали, дразнили крылатых воинов… Волна чёрных тел буквально накрыла стену, перехлынув через неё. И вот существа были уже в городе. Они сражались с Алатианцами, забирались в дома, убивали их женщин и детей, не зная пощады.

Пуленепробиваемый кинулся было на одно из существ, но вдруг обнаружил себя без оружия. Вместо брони на теле была надета лёгкая белая туника, ни дать, ни взять, саван. Однако существо его уже заметило и кинулось следом, к нему тут же присоединился ещё десяток. Они догнали его, повалили на пол и стали пережёвывать живьём!

Воин очнулся от наваждения на полу овального помещенья. Рядом с ним на столике стояло две шкатулки, покрытые толстым слоем пыли. У каждой в основании находилось небольшое круглое отверстие. Несколько секунд простояв в размышлении, воин достал из-за пазухи металлические стержни и протянул их в сторону шкатулок, целясь в углубления.

- Стой, воин, - внезапно раздался утробный голос. – Ты же не думаешь, что эти вещи были помещены сюда просто так? Не зря же они были спрятаны так высоко в небесах, да ещё и в башне без дверей? Да, их поместили сюда Посланники Богов, очень давно, когда мир Хаддана восстал из праха. Они доверили их хранителям, но хранители исчезли, вымерли… возможно, их просто прогнали… я точно не знаю.

- Ты хочешь меня остановить? – спросил Пуленепробиваемый. – Я прошёл тяжёлый путь, сражался с каким-то непонятным существом, чуть не погиб, а теперь, когда цель путешествия так близко, ты хочешь меня остановить?

- Я не в силах остановить тебя, даже если очень захочу. Я затухающий голос давно умершего хранителя. Эти существа жили в роскоши… да, Алатианцы были богаты настолько, насколько может себе представить смертный. Они постигли науку магии глубже, чем кто бы то ни было, но они вымерли. Почему? Они использовали чужую Силу. Силу Богов. Когда Боги вмешиваются в дела мирян, это, чаще всего, приводит к катастрофе… к гибели расы, а то и целого мира. Ваши Посланники были мудры. Они пожертвовали жизнями хранителей, оставив мир в целости… Однако сейчас я чувствую, что большинство братьев обрели свободу, а это значит, тот, о ком говорили легенды, снова хочет завоевать этот мир. Я чувствую его руку на твоём плече.

- Если ты имеешь в виду, что меня кто-то купил, ты не прав. Я тут по своей воле, иду по карте, что стала моим трофеем…

- А ты не замечал странных мыслей в своей голове? Может быть, названия, имена?

- Я… - слова хранителя заставили Пуленепробиваемого задуматься. Он действительно узнал, как зовутся существа, узнал имя пса-стража, периодически ловил себя на странных мыслях. Но сейчас он был так близок к награде, что просто не мог отступиться!

- Вижу, ты уверен в своих действиях. Ладно, мне уже всё равно, я ждал прихода Его посланника уже достаточно давно, так что теперь можно и на покой. Только знай одно, если ты окажешься слаб духом, мир будет обречён на вечную агонию. – Голос на секунду замолк, но внезапно вернулся, - Да, те два младших брата зовутся Рубиновым и Опаловым. Они когда-то дали этому миру краски… Не забывай об этом.

Пуленепробиваемый кивнул и вставил стержни в выемки. Два негромких щелчка, и крышки шкатулок отъехали в сторону. Внутри покоились два небольших круглых предмета, очень похожих друг на друга. От каждого исходила невероятная мощь, которая обжигала кожу и душу... Герой долго не мог оторвать от них взгляда.

Автор Russian Bear [25]
Корректура и редактура TYANMAO [13]
__________________
Молодость - недостаток, который быстро проходит.
Иоганн Вольфганг Гётте
Ответить с цитированием
Ответ


Опции темы Поиск в этой теме
Поиск в этой теме:

Расширенный поиск

Ваши права в разделе
Вы не можете создавать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете прикреплять файлы
Вы не можете редактировать сообщения

BB-коды Вкл.
Смайлы Вкл.
[IMG] код Вкл.
HTML код Выкл.


Часовой пояс GMT +4, время: 15:13.

Page generated in 0.0191 seconds (49.40% PHP - 50.60% MySQL) with 9 queries

Powered by vBulletin Version 3.5.4
Copyright ©2000 - 2024, Jelsoft Enterprises Ltd. Адаптация Архивариус & dukei